«Деда надо убирать». Как за 50 рублей под Слуцком убили и сожгли пенсионера

В Слуцке продолжается процесс по делу о жестоком убийстве двух пенсионеров (79 и 94 лет) и покушении на убийство 85-летней женщины. На скамье подсудимых трое местных жителей. Первым допрашивают Виктора Скрундика, который имел отношение ко всем преступлениям. По его словам, первого пенсионера решили убить, чтобы он не вызвал милицию, а дом сожгли, чтобы скрыть улики. На вопрос, почему перед пожаром не проверили, жива ли жертва, Скрундик заявил, что был пьяный и ему это было безразлично. Как показала экспертиза, пенсионеров сожгли заживо.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
На первом плане — Валентин Бушнин, позади него — Виталий Мятеж (в красной куртке) и Виктор Скрундик. Все трое были не просто знакомы до совершения преступления, сестра и кузина Скрундика — жены Мятежа и Бушнина

Виктору Скрундику — 29 лет, и его можно назвать ключевым фигурантом уголовного дела, потому что он, по данным обвинения, имел отношение и к двум убийствам, и к покушению на убийство. Молодой человек родился в Слуцком районе. Когда ему было четыре года, отца и мать лишили родительских прав, ребенка воспитывала бабушка.

— Отец жил с нами, умер примерно четыре года назад. Где мать, я не знаю, она никогда не приезжала, — рассказал в суде обвиняемый.

Я сказал: «Дед, если хочешь жить, давай деньги!»

Виктор окончил 9 классов и в 15 лет пошел работать в колхоз скотником. По словам молодого человека, на одном месте работы он долго не задерживался: работал формовщиком в Слуцке, помогал частнику делать памятники, ездил в Смоленск на лесоповал, потом снова вернулся в колхоз. В 24 года молодого человека на год отправили в ЛТП. Он и сейчас стоит на учете у нарколога, но лечения не проходит. Через два года Виктора первый раз посадили — за кражу дали два года. В октябре 2018-го он вышел на свободу, но, говоря языком милиционеров, «на путь исправления не стал»: 14 января 2019 года, как указано в обвинении, совершил первое жестокое убийство.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
В первый день судебного заседания Виктор Скрундик ничего не говорил о раскаянии. В явке с повинной отмечал, что все осознал

Михаила Шугалея Скрундик хорошо знал, время от времени помогал пенсионеру по хозяйству — за деньги. В тот зимний день Виктор выпивал с друзьями, среди которых был еще один обвиняемый — Валентин Бушнин. Ближе к 9 вечера спиртное закончилось, и Виктор предложил сходить к «деду» — так он называет Шугалея, потому что знал, что в тот день ему должны принести пенсию.

— Думали, заберем деньги у него — и всё. Про убийство мы не договаривались, — заявил в суде обвиняемый. — Дед еще не спал, телевизор у него работал. Он спросил, чего мы хотим. Я сказал: «Зерно надо?» — и дед открыл дверь.

После этого Скрундик сказал, что никакого зерна у них нет, и потребовал у пенсионера денег. Михаил Шугалей, по словам обвиняемого, сначала не воспринял это всерьез — улыбался и просил: «Хлопцы, супакойцеся, а то ў міліцыію пазваню».

Но пьяные Скрундик и Бушнин уходить не собрались. Виктор ударил пожилого мужчину в грудь, тот упал и ударился о дверной косяк. Дальше подошел со спины и набросил на шею веревку (шнурок от спортивных штанов Скрундик достал еще до того, как попал в дом).

— Я сказал: «Дед, если хочешь жить, давай деньги!» — заявил обвиняемый в суде. Он также разбил телефон Шугалея, чтобы тот не смог вызвать милицию.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Валентин Бушнин в первый день суда был немногословен. Он не признал себя виновным в убийстве 79-летнего жителя деревни

Поняв, что незваные гости не шутят, пенсионер поднялся и принес из другой комнаты 50 рублей. Больше денег у него не было — всю пенсию он уже успел раздать за долги.

— Я передал Бушнину 50 рублей. Он сказал: «Нельзя оставлять деда, надо убирать, потому что он нас сдаст», — вспомнил Виктор Скрундик.

Слова друга он воспринял так, что пенсионера надо убить. Никакого сопротивления 79-летний Михаил не оказывал. Скрундик еще раз набросил на шею жертве шнурок. Потом оттащил тело ближе к газовой колонке, сорвал шланг и поджег шторку. После убийства подельники убежали домой, выпили самогона, а на следующий день поехали на такси в Слуцк. О произошедшем, по словам Виктора, они никому не рассказывали. Осознание к нему пришло только наутро, когда протрезвел. Сколько товарищи выпили накануне, он не помнит, говорит, что «хорошо отметили Щедрец».

Перед тем как поджечь дом, никто не проверял, жив ли пенсионер

Во время допроса в суде он не сразу признал себя виновным. Сначала заявил, что вообще не признает себя виновным в убийствах. Потом признал, что только один раз ударил 79-летнего пенсионера. Час спустя рассказал и как душил мужчину, и как поджигал его дом. На вопрос, почему он дает противоречивые показания, сказал, что в связи с серьезным заболеванием принимает препараты, из-за чего у него бывают провалы в памяти.

В явке с повинной, которую Скрундик дал во время предварительного следствия, он признавал себя виновным, утверждал, что раскаивается, и пытался выгородить Бушнина. При этом очная ставка, по словам Виктора, между ним и Валентином не проводилась.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Гособвинитель Вадим Лолуа подробно расспрашивал, осознавал ли Скрундик, что поджигает дом, в котором остается живой человек. Обвиняемый повторял, что был пьян и не думал об этом

— Когда нас выводили из камеры в изоляторе, мы пересекались. Он говорил, что если я дам на него показания, он меня найдет, где бы я ни сидел. Конечно, я боялся, — заявил Виктор. — Теперь уже не боюсь.

— И все-таки, какая была роль Бушнина? — уточнили у Скрундика в суде.

— Он сказал, что надо убирать деда. Я понял: надо его убить. Если бы он не сказал, может быть, я бы и не убивал. Но он не душил, это только я делал, — заявил Виктор.

— Понимали ли вы, что поджигаете дом с живым человеком внутри?

— Я об этом тогда даже не думал, пьяный был.

— Почему не проверили, жив ли он?

— Я думал, он мертв. Мне это было безразлично.

— Почему вы написали явку с повинной?

— Потому что спать не мог. Сказал — и легче стало.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
В суд приехали родные убитых пенсионеров. Говорят, что 94-летний мужчина за несколько лет до убийства простил Скрундика, который украл у него бензопилу, не стал заявлять на него в милицию

Но раскаяние к Виктору Скрундику пришло, когда его задержали по подозрению в совершении третьего особо тяжкого преступления — покушение на жизнь 85-летней пенсионерки 31 декабря. Женщина сумела вырваться и убежать, в дом вошел сосед, который и спугнул Скрундика. До этого, 21 декабря, по данным следствия, вместе с другим товарищем, Виталием Мятежем, Виктор Скрундик убил 94-летнего пенсионера: его тоже сначала душили, а потом подожгли дом. Экспертиза показала, что, как и в первом случае, мужчина еще был жив. «Сожгли заживо», — отмечено в обвинении.

Два фигуранта из трех не признают вину в убийстве

Между первым убийством и покушением на третье убийство прошло две недели. По предъявленному обвинению фигурантам уголовного дела грозит суровое наказание — от 8 до 25 лет лишения свободы, или пожизненное заключение, или смертная казнь.

Виктору Скрундику предъявлено обвинение в особо жестоком убийстве двух престарелых лиц, покушении на убийство еще одного человека, а также в разбое и вымогательстве. Преступления совершил в состоянии алкогольного опьянения, как и его подельники, отмечено в материалах дела.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Виталий Мятеж во время судебного заседания прятал свое лицо. Когда прокурор зачитывал обвинение, он сидел, опустив голову, как и другие обвиняемые

25-летнего Виталия Мятежа обвиняют в особо жестоком убийстве 94-летнего пенсионера (в первый день суда заявил, что не признает себя в этом виновным), а также в краже 280 рублей и нескольких бутылок алкоголя, разбое, вымогательстве и поджоге (в этой части вину признал). Виталий, кстати, женат на родной сестре Скрундика, у него двое маленьких детей, ранее судим не был, окончил 11 классов, работал механизатором в колхозе.

33-летнего Валентина Бушнина обвиняют в совершении убийства с особой жестокостью 79-летнего пенсионера (вину в первый день суда не признал) и в разбое (вину признал). Он живет вместе с двоюродной сестрой Скрундика, вместе воспитывают четырех маленьких детей. Валентин шесть раз был судим за кражи, первый раз — в 15 лет. Как и Скрундик, окончил 9 классов, до задержания официально нигде не работал.
Источник:  news.tut.by

Читайте также: