Нужно было сдать на утилизацию, но отправили на склад. В Минске идет суд по делу о ЧП на салюте 3 июля

2 апреля начался процесс по делу о ЧП на салюте 3 июля 2019 года. Тогда в результате взрыва один человек погиб, больше десяти получили травмы. Судят сотрудников российской компании, которая поставила в Беларусь салютные установки и снаряды, — 25-летнего Максимилиана Сапронова и 29-летнего Константина Денисова, а также командира патрульной роты Минской военной комендатуры 26-летнего Алексея Круглика. Последний на свободе, под стражей он не содержался, россияне же в СИЗО провели больше 8 месяцев.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Алексей Круглик

В Минске во время вечернего праздничного салюта в День независимости в 2019 году произошла трагедия. Гособвинитель Александр Толстогузов сегодня в суде говорит о том, что посмотреть на фейерверк тогда пришли высшие должностные лица страны, ветераны и несколько сотен зрителей. Во время запуска салюта взорвались заряды, погибла 64-летняя женщина, еще 11 человек получили травмы, в том числе ребенок — у него легкие раны живота, плеча, грудной клетки, голени и других частей тела.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Как отмечено в обвинении, причиной ЧП стала механическая доработка снарядов: вместо того, чтобы заменить бракованные изделия, которые по размеру были больше положенного и не помещались в салютные установки, обвиняемые ножами сняли часть оболочки, обкатали снаряды и зарядили их в ствол. Внутри металлической мортиры произошел взрыв, осколки разлетелись и попали в зрителей. В восемь салютных установок зарядили 480 фейерверочных изделий калибра 195 мм, 198 из них использовать было нельзя.

По результатам расследования, сотрудникам российского предприятия предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 299 УК (Нарушение правил обращения с пиротехническими изделиями, повлекшее по неосторожности смерть человека и причинение ущерба в крупном размере; им грозит от 2 до 7 лет лишения свободы). Действия командира роты Минской военной комендатуры квалифицированы по ч. 2 ст. 463 УК (Нарушение правил обращения с предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, повлекшее по неосторожности смерть человека и причинение ущерба в особо крупном размере; ему грозит до 5 лет лишения свободы).

По факту ЧП на салюте Генпрокуратура возбудила еще одно уголовное дело по ч. 1 ст. 456 УК (Халатное отношение к службе должностных лиц, не обеспечивших безопасное проведение салюта; за то грозит ограничение по военной службе на срок до 2 лет или лишение свободы на срок до пяти лет).

Сапронов и Денисов имеют высшее образование, работали инженерами в российской компании «Пиро-Росс», которая поставила Беларуси и салютные установки, и снаряды. Круглик закончил Военную академию, прошел дополнительную подготовку в компании «Пиро-Росс» по работе с пиротехникой. Обвиняемый, кстати, заявил, что «обучение было формальным».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Алексей Круглик заявил в суде, что вину признает частично: мол, нарушил требования, но высказаться по квалификации его действий не может.

Круглик рассказал в суде, что во время салюта 9 мая 2019 года уже были проблемы с запуском снарядов. Выявили, что фейерверки из партии 2017 года не лезут в стволы — диаметр их был большего размера, чем положено.

— На салют приезжал сотрудник «Пиро-Росс» Андрей Инкин. Посоветовались с ним, он предложил обрезать оболочку. Говорил, что такие ситуации у них бывают, бумажную оболочку намотали больше, чем нужно. Поэтому Инкин предложил лишнюю часть срезать по окружности.

На вопрос гособвинителя, убедился ли Круглик, что так делать можно, согласно нормативам, обвиняемый заявил:

— Нет. Поверил на слово Инкину. Он работает давно, грубо говоря, разрабатывает салютные установки. Когда обрезали оболочку, снаряды заходили свободно, некоторые с небольшим усилием. По нормам, заталкивать нельзя, но делали, потому что так делал Инкин.

По словам Алексея Круглика, 9 мая все отстреляло штатно, но были так называемые несходы, когда снаряд выстрелил и остался в стволе.

— «Несходов» было больше, чем на предыдущих салютах, причем разных калибров, но больше всего 195-х. Также было больше фейерверков, которые разрывались на низкой высоте.

После салюта Круглик доложил об этом коменданту полковнику Куражу. По технической документации, все «несходы» нужно сдать на утилизацию, но некоторые отправили на склад. Алексей говорит, это было указание руководства:

— Мне сказали, что фейерверки стоят недешево, поэтому их без причины нельзя уничтожать.

3 июля ожидалось, что в Минск снова приедет Андрей Инкин, но у него, по словам Круглика, были проблемы со здоровьем, поэтому приехали инженеры Сапронов и Денисов. Алексей Круглик ожидал, что вместо бракованных изделий прибудут новые, но этого не произошло. Напомним, из 480 заряженных в итоге снарядов 195-го калибра почти 200 оказались бракованными.

Обвиняемый вспомнил, что прибывшие на 3 июля снаряды были промасленными, без упаковки, с подрезанными проводами, были даже обгоревшие. По всему было видно, что снаряды были неновые, они были похожи на те, которые не отстреляли 9 мая.

Об этом Алексей Круглик, говорит, докладывал руководству, но никакой реакции не последовало.

Константин Денисов заявил, что вину не признает.

— Мои действия были мне указаны руководством [«Пиро-Росс»], разрешены эксплуатирующим руководством, их безопасность доказана и российской, и белорусской экспертизой — взрыва не произошло.

Сапронов заявил, что также не признает вину.

Обвиняемым также будет предъявлен иск на сумму 742 тысячи рублей. Защитники обвиняемых просили привлечь в качестве гражданского ответчика компанию «Пиро-Росс», так как Сапронов и Денисов были в командировке в Минске, работали по указанию нанимателя, но суд отклонил ходатайство.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Задача Сапронова и Денисова была помочь со сценарием салюта. Сценарий представляет собой таблицу с названием фейерверка и временем его вылета, — пояснял ранее в комментарии TUT.BY главный инженер «Пиро-Росс» Андрей Инкин. — И по ходу они получили от меня дополнительное задание: если вдруг попадутся заряды, которые не лезут в ствол, их нужно обкатать. Так уже было 9 мая 2019 года, когда я приезжал в Минск, было несколько зарядов, которые не опускались под собственным весом в трубу. У нас были подозрения, что 3 июля ситуация может повториться.

Главный инженер объяснял, что изделия могли сплющиться или расшириться в некоторых местах при неправильном хранении или транспортировке.

По словам Инкина, в таких ситуациях сотрудники «Пиро-Росс» либо убирали часть оболочки канцелярским ножом, либо прокатывали.

— Собственно, ребята так и сделали с некоторыми изделиями. Я так делал на 9 мая, и все отстреляло штатно. По технической документации обкатка, обрезка оболочки не запрещена, — заявил Инкин. — Для обывателя так выглядит: если изделие не лезет в ствол, нечего его и заряжать. Но мы, разработчики и производители этих зарядов, знаем их конструкцию. За другие шары мы бы не стали ручаться, но с нашими зарядами мы так делали. В любом случае, если изделия подлежали выбраковке, как считает следствие, решение должно было принимать Министерство обороны, так как это их имущество, наши сотрудники не могли им распоряжаться и отправить в брак.

Важно: по словам Инкина, сотрудники «Пиро-Росс» приезжали в Минск по устной договоренности, договор на оказание услуг, в том числе и в 2019 году, не заключался. Предыдущие годы («Пиро-Росс» сотрудничает с Минобороны с 2008 года) в Минск, по словам Круглика, всегда приезжал Андрей Инкин, в прошлом году как консультанты приехали Сапронов и Денисов.

Сумма контракта с «Пиро-Росс» в 2019 году составила порядка 300 тысяч долларов, на эти деньги были закуплены изделия для салютов на День Победы и 3 июля в пяти областных центрах и на шести площадках в Минске.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Константин Морозов, директор белорусской компании «Кальвин», которая 25 лет запускает фейерверки, в том числе и в День независимости в Минске, в комментарии TUT.BY ранее пояснял, что «по гражданским нормативным правилам, манипуляции с профессиональным пиротехническим изделием в виде разборки, доработки и т.д. — запрещены»:

— Тем более на таких ответственных объектах. Это не полигон и не съемка фильма, где присутствует ограниченный круг специальных и обученных лиц. 3 июля посмотреть на салют пришла многотысячная публика.
Источник:  news.tut.by

Читайте также: