В Германии ставят оперу по книге Алексиевич, за которую она получила Нобелевскую премию

2 февраля в Штутгартской опере впервые покажут оперу «Время Секонд-хэнд» Сергея Невского, написанную по заказу театра. Либретто было создано на основе одноименной книги Светланы Алексиевич, за которую писательница получила Нобелевскую премию, пишет stravinsky.online.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

В афише Штутгартской оперы — спектакль «Борис». В один вечер на сцене театра будут исполнены первая редакция «Бориса Годунова» Модеста Мусоргского и опера «Время Секонд-хэнд» Сергея Невского.

— В качестве либретто оперы «Время Секонд хэнд» был выбран текст Алексиевич: ее книгу предложил драматург проекта, Мирон Хакенбек, — рассказывает Сергей Невский. —  В ее летописи посткоммунистической эпохи, как и у Пушкина, речь идет о смутном времени, у Алексиевич — о 90-х. В опере Мусоргского (и тексте Пушкина) второстепенные персонажи оказываются двигателями истории, получают неожиданный вес (…), а у Алексиевич «маленький человек» вершит суд над историей. Я сам написал либретто в диалоге с режиссером Георгом Диттрихом и драматургом Мироном Хакенбеком. Светлана Алексиевич его одобрила.

Как рассказывает Невский, он выбрал из книги Алексиевич шесть фигур.

— Структура либретто представляет собой монтаж шести монологов, часто рифмующихся между собой. Конструкция моей оперы такова, что ее персонажи исполняются теми же певцами, что и опера Мусоргского, но при этом они проживают у меня альтернативную биографию, которая добавляет новые черты к их фигурам в «Годунове». Персонажи книги Алексиевич стали у меня альтер-эго шести героев «Бориса Годунова»; побочные фигуры «Бориса Годунова» становятся у меня главными. Так, Григорий Отрепьев Мусоргского становится у меня еврейским подростком, который пережил расстрел гетто и, оказавшись у партизан, вынужден скрывать свое еврейство, чтобы выжить. Юродивый Мусоргского становится у меня ребенком, потерявшим квартиру из-за рейдерского захвата, Мамка из «Бориса» — матерью подростка-самоубийцы.

Общая конструкция спектакля такова, что действие Бориса происходит в будущем, после некоей катастрофы, а моей оперы — в настоящем, это флешбэки в альтернативной реальности.

В течение вечера сцены из оперы «Время Секонд-хэнд» исполняются между сценами Мусоргского (за исключением двух мест), переходов от Мусоргского к Невскому нет, а сцены монтируются жестко, как в клипе.

— В финале персонажи Алексиевич рассказывают свою историю до конца, и монументальный хор на стихи мальчика-самоубийцы из романа Алексиевич («Ходят в гости друг к другу люди, ходят в гости друг к другу звери…»), который и завершает общую трехчасовую композицию из двух опер.

Источник:  tut.by

Читайте также: